Август

В последний четверг июля ушла с работы, протерев напоследок стол антибактериальной салфеткой. В субботу забрала оставшиеся вещи. Три пакета и плакат с Шелдоном.

С чистой совестью сижу в педикюрном кресле. Прямо в лицо телевизор показывает Малышеву и лысого мужчину в белом халате. Малышева бегает вокруг огромной челюсти, лысый размахивает полутораметровым муляжом сигареты. Рядом сидит чучелко домовёнка Кузи с тлеющей папиросой во рту. Отвернуться от телевизора нет никакой возможности.

Играет радио, телефон маникюрши периодически разрывается: “Угадай, кто звонит, угадай, угадай, угадай, угадай!” Я не знаю, угадывает ли она.

Выхожу, наконец. Уличное радио со всей ответственностью информирует, что “распространённой причиной травм является выпадение из окон”. Посреди улицы два милиционера очень серьёзно допытываются у какого-то парня: “Ты адекватный человек?”

Жарко.